staraya-kupavna.inetia.ru http://staraya-kupavna.inetia.ru en-US http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss socportals@mediacolo.com Калининград не смог Только недавно я приезжал в Калининград и отмечал, что город пытается вернуть свой европейский шарм. Отстроили новодел под историческую застройку старого Кенигсберга:Переделали хрущевки под ганзейский стиль. Издалека даже смотрится неплохо:И вот чиновники запланировали реставрацию фасада здания Правительства Калининградской области. Отличная возможность сохранить исторический облик города! Но что-то снова пошло не так...Это бывшее Финансовое Управление Восточной Пруссии, построенное в 1928 году по проекту архитектора Фридриха Ларса. После штурма Кенигсберга его заняли военные, поэтому ему удалось уцелеть. Сейчас здание является объектом культурного наследия регионального значения. Оно находится под охраной как памятник архитектуры Восточной Пруссии.Ремонт фасада фасада решили провести из-за отслаивающейся штукатурки. Семь лет назад на здании уже заменили керамическую черепицу, оригинальных оконных рам тоже не осталось, но надежда, что в этот раз у Калининграда все получится, еще была...На портале госзакупок разместили тендер на капитальный ремонт фасада исторического объекта. На все это из регионального бюджета выделили 14,8 миллиона рублей. Судя по тендеру, подрядчик должен был выполнить реставрацию кирпичной кладки, восстановить штукатурную отделку и очистить поверхность цоколя.Сумма вызвала неоднозначную реакцию в соцсетях. У многих возникли подозрения в неэффективном расходовании бюджетных средств. Кто-то еще верил, что на этот раз деньги действительно пойдут на качественную реставрацию:«На этом здании ещё видны следы боев Второй мировой. Там должны поработать настоящие спецы — реставраторы. В конце концов, власти не надо этих трат стесняться. Всё делается для людей, в том числе и для гостей Калининграда. Ведь очень много туристов это здание по периметру осматривают и фотографируют. Оно этого стоит!»Местные жители переживали:И оказалось, что не зря...В общем, расходимся, друзья. Нас опять наебали. Настоящий Калининград: получилось ли как в Европе? Себя заштукатурьте Руки бы поотрывать http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3422035-kaliningrad-ne-smog Fri, 21 2018 17:44:31 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3422035-kaliningrad-ne-smog Мнения: Мифы и реальное значение Куликовской битвы Куликовская битва – одно из центральных элементов русского национального самосознания. В качестве такового оно стало национальным мифом, то есть событием, в котором историю чрезвычайно сложно расцепить с мифом. Куликовская битва – одно из центральных элементов русского национального самосознания. В качестве такового оно стало национальным мифом, то есть событием, в котором историю чрезвычайно сложно расцепить с мифом. Этот миф начал формироваться сразу же, как отзвенели мечи о шеломы за Непрядвой. Одним из первых рассказов о битве была поэма «Задонщина» Софрония Рязанца, в которой перемежаются рассказ о реальном сражении и яркие поэтические образы «Слова о полку Игореве». Вошедший в большинство учебников рассказ о битве основывается на «Сказании о Мамаевом побоище», возникшем спустя полвека после сражении памятнике, в котором причудливо переплетены реальная история и возникший к тому моменту набор легенд. Именно к «Сказанию» восходит большая часть тех образов Куликовской битвы, что растиражирована в культурных образах: благословение преподобным Сергием Радонежским князя Дмитрия непосредственно перед битвой, поединок Пересвета и Челубея, воевода Боброк, прислушивающийся к земле, ошеломительный удар засадного полка из дубравы. Для нас «Сказание о Мамаевом побоище» – драгоценнейший памятник национального эпоса. Но, по совести сказать, мы не знаем, какие легенды в нём – сохранившиеся за не столь уж большой срок в полвека исторические факты, а какие – плод народного воображения или фантазии автора. Например, в «Сказании» инок Пересвет, отправленный на поле брани преподобным Сергием, оставшись в одной монашеской схиме, схватывается в начале битвы с ордынским поединщиком и погибает.  «И увидел его Александр Пересвет, монах, который был в полку Владимира Всеволодовича, и, выступив из рядов, сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его куколь, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия… И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались». Это один из самых ярких образов Куликовской битвы в народной памяти, нашедший отражение, к примеру, в великих картинах Павла Рыженко «Молитва Пересвета» и «Победа Пересвета». Однако в более ранней «Задонщине» Пересвет появляется лишь в середине сражения сверкая доспехами: «Поскакивает Пересвет на своем борзом коне, золоченым доспехом сверкая, а уже многие лежат посечены у Дона великого на берегу», и лишь затем принимает смерть: И говорит чернец Ослябя своему брату Пересвету-чернецу: «Брат Пересвет, вижу на теле твоем раны тяжкие, уже катиться, брат, твоей голове с плеч на траву ковыль, и моему сыну Якову лежать на зеленой ковыль-траве на поле Куликове, на речке Непрядве за веру христианскую, за землю Русскую и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича». Пересвет предстает в «Задонщине» не как единоборец, а как командир одного из отрядов. Так пал Пересвет в начале битвы или в середине? Сверкая доспехами или облаченный в схиму? Были ли они родными братьями, или называются братьями как постриженники одного монастыря – сергиевой Троицы? Современные исследователи зачастую отдают предпочтение «Задонщине» как более раннему памятнику, однако это не совсем доказательно. Софроний Рязанец как светский поэт, ориентированный на традицию «Слова о полку Игореве», описывал своих героев, зачастую фразами из этого «Слова» как витязей в блистающих доспехах посреди кровавой сечи. Он упоминает о том, что и Пересвет и Ослябя чернецы, но литературный этикет требует все равно доспехов. А автор «Сказания о Мамаевом побоище», явно монах, берет библейские образы – поединок смиренного Давида с великаном Голиафом, с которым он сравнивает ордынца и, разумеется, облачает своего героя в приличествующую ему монашескую схиму. Скорее всего, оба автора обладали одной и той же информацией: что в битве принимали два брата-монаха Пересвет и Ослябя, что Пересвет сражался рядом с братом и погиб героически на глазах у многих, так что его подвиг запомнился участникам битвы как её важный смысловой момент. И каждый автор, поэт и прозаик, встроили этот образ Пересвета в свою литературную систему. Но разве и этого достоверно известного и не вызывающего разночтений так уж мало? Нет ничего нелепей, чем цепляясь к непроясненным (и, порой, непрояснимым при существующей источниковой базе) частностям ставить под сомнение историческое событие в целом. Между тем, Куликовской битве чрезвычайно не везет на безумные «гиперкритические» интерпретации. Достаточно вспомнить фоменковщину с её «битвой на Кулишках» между «Дмитрием-Тохтамышем» и Мамаем. Версия эта строится на бесконечном мелком вранье и шулерстве. Не вдумываясь в бредовые построения, достаточно заметить, что вопреки утверждениям ненаучных фантастов река Дон постоянно упоминается в «Задонщине» и в летописных повестях без всяких издательских конъектур курсивом. Или что авторы врут, утверждая, что направление «на Котел», то есть на Котельники, через которые самая прямая дорога из Кремля в Коломну - это направление из Коломенского на Кремль через речку Котловку. Тут дело не только в том, что «Котел» упоминается в тексте раньше Коломны, но и в том, что «Сказание о Мамаевом побоище», откуда Фоменко-Носовский и вытащили «Котел», характеризует направления движения князя вполне ясно – на юг, «напреди же ему солнце добръ сиаеть», что при направлении движения из Коломенского на север попросту невозможно. Однако явная бредовость вранья Фоменко-Носовского не мешает повторять их уже тридцать лет кряду множеству полуобразованцев. Что уж говорить тогда о построениях более респектабельных и традиционных по историческим методам авторов. Одни стараются всячески преуменьшить значение Куликовской битвы, поскольку она противоречит их евразийским фантазиям о «русско-ордынском союзе», и заявляют, что Дмитрий Донской поднял на татар руку только потому, что их возглавлял не бывший Чингизидом Мамай. На самом деле в летописи ясно говорится, что Дмитрий Донской «наеха наперед в сторожевых полцех на поганого царя Теляка» – был ли у Мамая ручной хан Теляк (от имени которого выдан один из церковных ярлыков митрополиту Михаилу Митяю) или имеется в виду хан Мохаммед Булак, бывший многолетним «мамаевым» ханом, нет никакого сомнения в том, что в Русской летописи Куликовская победа понималась как торжество над царем-чингисидом, а не только над безродным темником Мамаем, и что князь Дмитрий Иванович скрестил оружие с прямым потомком Чингисхана. Нелюбовь к Донскому-победителю вообще является иррациональной чертой многих историков. Создателя Московского великодержавия постоянно пытаются извалять в грязи, объявив то «деспотом», то «трусом», то недальновидным политиком. Некоторый холодок, который сопровождает в летописях Дмитрия Донского, связан с понятной причиной – эти летописи составлялись подчиненными митрополита Киприана, грека, с которым князь всю жизнь находился в плохих отношениях. Однако некритический перенос этой неприязни в наше время – достижение первого украинского историка Н.М. Костомарова, по какому-то недоразумению числящегося «русским историком». Костомаровские клеветы на Дмитрия Донского горячо опровергал М.П. Погодин, но они оказлись столь въедливы, что сегодня мы их находим не только у Акунина, но и у гениального Дмитрия Балашова, великий цикл романов которого «Государи Московские» имеет только один недостаток – иррациональная неприязнь автора к князю Дмитрию. Причина антипатии к Дмитрию Ивановичу в том, что наша историография вообще недолюбливала основателей властной вертикали. А делом всей короткой жизни Дмитрия Донского, он умер в 38 лет, была борьба за власть. Он использовал в этой борьбе любые средства, не боялся рисковать, готов был на всё, и, в конечном счете победил. Для того, чтобы это понять, нам необходимо избавиться от оптической иллюзии взгляда на Куликовскую битву как на «попытку освободиться от татарского гнета». Нет, конечно, Дмитрий Иванович готов был воспользоваться полным прекращением власти Орды, но готов он был и к её продолжению. Чего он не хотел и не собирался допускать – это ситуации, чтобы кто-либо из соседних князей, поехав в Орду, посмел оспорить у его потомков великое княжение. Если верно, что свою роль в формировании больших государственных деятелей играют детские травмы, то для Дмитрия такой травмой был тот день, когда он девятилетним мальчиком после смерти отца Великого князя Ивана Ивановича узнал, что он, его сын и наследник, больше не Великий Князь, хотя и остается хозяином Москвы. Ярлык на великий стол передан Суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. По счастью, регентство над сиротой оказалось в руках у митрополита Алексея (картину его правления любители исторических романов могут почерпнуть в книгах Балашова «Ветер времени» и «Отречение», которые, в отличие от романов о Куликовской битвы нареканий не вызывают), сочетавшего глубокую веру и преданность учению исихастов об «умной молитве», с энергией и беспощадностью кардинала Ришелье. Алексей выгнал суздальских князей из Владимира и договорился с ордынским временщиком Мамаем о возвращении ярлыка Дмитрию, начал ставить в Москве каменный Кремль и решился начать жестокую борьбу с амбициозным князем Тверским Михаилом Александровичем, претендовавшим на Великое княжение. Святитель даже решился на то, чтобы пригласить Михаила в Москву под предлогом церковных дел, а там его схватить. Поступок, приличествующий скорее кардиналу, чем митрополиту. Схватка между Москвой и Тверью в которой прошла юность Дмитрия Донского, оставляла далеко позади борьбу Москвы и Твери в начале XIII века. Там всё шло под контролем Орды. Здесь же у Твери появился влиятельный союзник – литовский князь Ольгерд, трижды приходивший под Москву. Дважды новый кремль выдержал осаду, а на третий раз в 1372 году Дмитрий встретил литовцев на поле боя и быстрым ударом разбил их сторожевой полк (Акунин в характерной для себя манере идиотничает о «новом умении, которое до сих пор не замечалось – полководческом» – Дмитрию в этот момент было 22 года). После этого Ольгерд заключил с Москвой мир. На Ордынском направлении тоже все было неладно. Мамай, бывший, напомню, не ханом, а не принадлежавшим к роду Чингисидов временщиком, занимавшим должность беклярибека, охотно приторговывал великокняжеским ярлыком. В 1371 году он впервые продал его Тверскому князю, но тогда Дмитрию и митрополиту удалось договориться. В 1375 году, после бегства в Тверь знатного московского боярина Ивана Вельяминова (он должен был унаследовать должность московского тысяцкого, но продолжая концентрацию власти князь её упразднил), Михаилу Тверскому вновь удалось склонить Мамая на свою сторону. Тут Дмитрий Иванович понял, что пока Мамай у власти, о закреплении за Москвой великого княжения можно забыть. Он собрал сильную коалицию русских князей, осадил Тверь, добился отречения Михаила от всех претензий на великий стол, а затем начал пограничную войну с Мамаем, не только не выплачивая дань, но и отрезая беклярибека от доходов. В 1376 году воевода Боброк занял Волжскую Булгарию, собрал дань с подчиненных Орде народов и выставил на Волге московские таможни. В 1377 году русских разбил на реке Пьяне ордынский царевич Араб-Шах («на Пьяне все пьяны»), а затем разорил Нижний Новгород. Ободренный этим успехом, в 1378 году Мамай двинул против Москвы и Рязани (бывших в тот момент в союзниках) рать мурзы Бегича, которую Дмитрий Иванович наголову разбил на реке Воже, проявив недюжинный дар полководца. Для великого князя решалось дело его жизни – либо он покончит с Мамаем и утвердит за своим домом великое княжение навсегда, либо падет. Для Мамая поход 1380 года был жестом отчаяния – его власть шаталась в Орде, из глубин Азии наступал серьезный враг Тохтамыш – сам по себе неудачливый, но природный чингизид, поддержанный уже наводившим ужас на всю Азию Тимуром. На этот раз он рассчитывал на совместный удар с литовским князем Ягайлой. Олег Рязанский был запуган и вышел из игры (обвинять его в предательстве оснований нет). Но стремительный рейд князя Дмитрия за Дон отделил Мамая от литовцев и заставил татар принять бой после длинного утомительного перехода. Настало время для одного из самых известных событий русской истории – Куликовской битвы. На Куликово поле великий князь Дмитрий Иванович вышел не чтобы абстрактно «освободиться от татарского ига», а с вполне конкретной целью – убрать со своего пути беспредельничающего беклярибека Мамая, не желавшего уважать исключительные права московских князей на Великое Княжение Владимирское. По летописным источникам, лишенным поэтических прикрас, и поэтической, списанной со «Слова о Полку Игореве», но современной событиям «Задонщине», ход Куликовской битвы представляется гораздо проще и логичней (лучшая современная историческая работа книга Амелькина и Селезнева «Куликовская битва в свидетельствах современников и памяти потомков»). Смелым стратегическим маневром князь Дмитрий, бывший, как позволяют судить факты, одним из талантливейших полководцев в русской истории, разделил своих врагов – Мамая и Ягайлу. Русская рать перешла Дон и встала на Куликовом поле в узком месте так, что с одного фланга её прикрывала болотистая речка Смолка, а с другой овраг. Войско Мамая попало в узкий коридор, где не могло реализовать своё численное преимущество. Князь Дмитрий Иванович отправился в русский сторожевой полк, вместе с которым напал на хана-чингизида, от имени которого правил Мамай – «поганого царя Теляка». Таким образом битва и в самом деле началась с поединка, но поединка предводителей. Затем удар мамаевой рати принял передовой полк, который был почти полностью изрублен. Три часа, долго и мучительно, шла рубка русских с татарами, «и паде труп на трупъ, паде тъло татарское на телеси христианскомъ». Здесь-то в гуще битвы сражается и совершает свой подвиг отважный брянский боярин Пересвет-чернец. Битва шла на глазах у Великого Князя. Лишь «Сказание о Мамаевом побоище» создает легенду о том, что Дмитрий, переодетый в простого воина, пал раненый в начале сражения, в то время как боярин Бренок, переодетый в князьи доспехи, пал убитый, сражаясь под знаменем. И Симеоновская, и Новгородская летописи, и «Задонщина» изображают Дмитрия во главе своих полков, направляющим битву. Переодевание князя в простого воина, исчезновение подлинного и гибель мнимого князя, при всей красоте этого образа, привели бы в реальности лишь к деморализации русских войск. Татарский напор начал превозмогать, а поредевшая русская рать пятиться. При этом нет никаких оснований рисовать, как на картах в учебниках, прорыв татарами левого фланга русских. Скорее всего обе свалявшиеся людские груды начали подаваться в сторону Непрядвы, и тут-то и последовал удар русского резерва – рати Владимира Серпуховского. Называть его «засадным полком» вряд ли корректно – на месте битвы просто негде было спрятать достаточную для перелома сражения засаду. Речь идет не о засаде, а об общем контрударе русских, который вызвал у врагов панический испуг. В древних битвах паника была более значимым фактором, нежели оружие или стратегическое искусство. Точнее, сутью воинского искусства было именно посеять во врагах панику, что и удалось сделать русским. Нервы Мамая не выдержали и он бежал с поля боя, а вслед за ним разбежалась преследуемая русскими и его рать. Без эпических деталей, внесенных «Сказанием о Мамаевом побоище», Куликовская битва может быть и смотрится более скучно, но зато не затемняется её политический смысл. Он состоял, как мы уже отметили ранее, в том, что Дмитрию Ивановичу нужно было убрать со своей дороги Мамая, который постоянно пытался передать великое княжение то тверскому, то какому-то иному князю. И этой цели Дмитрий Донской полностью достиг – Мамая не стало. На два года московский князь стал практически абсолютным гегемоном Руси. Олег Рязанский признал себя младшим братом. В Литве князь Кейстут отстранил ставшего польским королем Ягайлу от великого княжения и заключил с Москвой добрый мир. Но всю эту идиллию разрушили внезапный приход Тохтамыша, сожжение Москвы и возвращение в данническую зависимость от Орды. Если смотреть через очки мифологемы «Куликовская Битва как попытка свержения Ордынского ига», то можно начать повторять, что операция закончилась неудачно. Власть Тохтамыша оказалась даже тяжелее власти Мамая, которого рассуждая в этой логике не стоило и разбивать. Но совершенно иначе выглядит дело, если посмотреть на него со стороны политической стратегии Дмитрия Донского. Тохтамыш не посмел отнять даже у разбитого московского князя великое княжение. Его устроила выплата 8000 рублей за два просроченных года своего ханства (эту сумму Дмитрий полностью собрал с Новгорода) и пребывание в заложниках наследника – Василия Дмитриевича, через несколько лет из Орды сбежавшего. Тверской князь Михаил Андреевич, после пленения Москвы, в очередной раз вспомнивший о великом княжении, остался ни с чем. Умирающий до срока, в 38 лет, в мае 1389 года великий князь Дмитрий Иванович мог взирать на дело жизни своей с полным удовлетворением. Он выиграл свою главную войну. В середине своей духовной грамоты – завещания, в перечислении оставляемых своим сыновьям городов и сел, он как бы между делом бросает: «А се благословляю сына своего, князя Василия, своею отчиною, великим княжением». Великое княжение – не только титул, но и город Владимир с обширными тяготеющими к нему землями и доходами, превратилось в принадлежность московского дворцового гардероба. Распоряжаться этим гардеробом ордынский хан не имел уже никакого права. Впрочем, в завещании куликовский победитель высказался и об Орде: «А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода в Орду». Орда отныне не всесильная властительница душ и телес русских людей, а мелкая неприятность, жало в плоть, которое Бог, авось, вскоре переменит. Ведь удалось же самому Дмитрию Ивановичу «переменить» досадливого бека Мамая. В публицистике популярна  формула Льва Гумилева: «На Куликово поле пришли москвичи, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муромляне и так далее, а ушли с него – русские». С этим утверждением трудно согласиться в полной мере – русские и Русская Земля появились задолго до Куликова поля. Но битва стала лучшим поводом вспомнить о единстве Русской Земли, поверх государственных, племенных и даже культурных границ. Поход на Мамая стал делом всей Руси. Отработанный за несколько лет до этого  формат «коалиции» против Твери, московский князь повернул против внешнего врага. Полки присылались Дмитрию из самых отдаленных уголков Руси, под его знаменами стояли, и сыграли большую роль в битве и сыновья недавнего врага литовского князя Ольгерда, и бояре Ховрины-Гаврасы, вышедшие из крымского христианского княжества Феодоро, имевшие свои счеты со стоявшими за Мамаем генуэзцами… Сыгравший крупную роль в сражении Дмитрий Боброк не случайно был с Волыни и представить себе, конечно, не мог, что спустя много веков люди, числящие себя его единоплеменниками, будут запрещать «москальскую» русскую речь. Куликовская битва была не началом, а проявлением и осуществлением единства Руси, общим делом, которым являются нации и государства. Раздробленная и терзаемая иноплеменниками Русь проявила себя в тот момент в едином общем деле и превозмогла своих врагов. Когда сегодня, на день Рождества Пресвятой Богородицы, день Куликовской битвы, многие празднуют Всемирный день русского единения, в этом есть безусловная правота. Теги:  история России, русская литература, татары, битвы и сражения http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421987-mneniya-mify-i-realnoe-znachenie-kulikovskoj-bitvy Fri, 21 2018 17:10:38 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421987-mneniya-mify-i-realnoe-znachenie-kulikovskoj-bitvy Эксперт назвал «мужественным» решение главы Хакасии сойти с предвыборной гонки Видимо, Зимин посмотрел социологию, расклады. Мы можем предположить: стараясь избежать обвинений в нарушениях, в применении административного ресурса в случае неудачи, он и решил не участвовать, – сказал газете ВЗГЛЯД политолог Вячеслав Смирнов, комментируя уход главы Хакасии с выборов. «Это очень примечательный и мужественный со стороны Зимина ход. Думаю, что без влияния Москвы здесь не обошлось», – сказал директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов. В соответствии с законодательством, по словам Смирнова, теперь события в Хакасии должны развиваться так: «Второй тур будет отложен на 14 дней, и в нем будет участвовать кандидат, занявший третье место. Ему необходимо дать время - для того, чтобы поучаствовать в дебатах. Ну, и потребуется время, чтобы перепечатать бюллетени, конечно». Напомним, врио главы Хакасии, кандидат от «Единой России» Виктор Зимин вечером в пятницу снял свою кандидатуру с губернаторских выборов. «Он снял свою кандидатуру по состоянию здоровья», – зачитал текст заявления глава избирательной комиссии Республики Хакасия Александр Чуманин, передает ТАСС. В Центризбиркоме сообщили, что во втором туре выборов главы Хакасии должен принять участие Коновалов и справоросс Андрей Филягин. Также в ЦИК отметили, что после снятия Зимина второй тур выборов должен пройти через две недели после подачи им заявления об отказе. Зампредседателя ЦИК Николай Булаев сообщил, что кандидат от «Справедливой России» Андрей Филягин должен принять участие во втором туре выборов вместо Зимина. «Следующий за вторым кандидат», – ответил Булаев на вопрос, кто будет участвовать во втором туре вместе с Коноваловым. Предполагалось, что во втором туре будут участвовать Зимин и кандидат от КПРФ Валентин Коновалов. http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421984-ekspert-nazval-muzhestvennym-reshenie-glavy-hakasii-sojti-s Fri, 21 2018 17:28:17 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421984-ekspert-nazval-muzhestvennym-reshenie-glavy-hakasii-sojti-s Ошарашенный Ургант начал заикаться после слов о беременности Подозрения многочисленных подписчиков Ирены Понарошку в соцсетях, наконец, подтвердились. Телезвезда беременна – и уже не скрывает этого радостного факта. Ирена стала гостьей нового выпуска ток-шоу "Вечерний Ургант". Понарошку могла и не говорить о своем интересном положении - это было видно невооруженным глазом. Облегающий наряд ведущей не оставлял простора воображению. Фанаты Ирены что-то заподозрили еще по фотографиям, которые звезда публиковала, отдыхая со своим мужем Александром Глуховым и сыном Серафимом в США. Подписчики телеведущей в Instagram заметили, что Понарошку начала носить мешковатую одежду и старалась не фотографироваться в полный рост.  Однако на нескромные вопросы фанатов она не отвечала. Иван Ургант, которому Ирена сообщила новость о грядущем пополнении в ее семье, слегка смутился. И попросил ее уточнить – не от того ли самого дельфина ребенок? Понарошку недавно рассказала, как за ней настойчиво ухаживал обитатель дельфинария. По словам Понарошку как-то раз, когда она плавала в бассейне, самец отсек предмет своего вожделения от группы других "самок человека" и повлек на дно. Его не смутил даже надетый на Ирене гидрокостюм. Звезда, по ее словам, уже готова была сдаться – но все дело испортил дрессировщик. Он объяснил Ирене, что любвеобильный самец каждую ночь обхаживает кого-то из доверчивых купальщиц.  Убедившись, что ребенок от мужа Ирены, Александра Глухова, Ургант поздравил телезвезду. А зал встретил известие бурными аплодисментами.  http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421925-osharashennyj-urgant-nachal-zaikatsya-posle-slov-o-beremenno Fri, 21 2018 17:08:36 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421925-osharashennyj-urgant-nachal-zaikatsya-posle-slov-o-beremenno Политика: Каким может быть трансфер власти «по-хакасски» До недавнего времени политическая жизнь Хакасии мало кого интересовала. Теперь же интрига вокруг поста главы республики региона – одна из основных тем российской внутренней политики на ближайшие несколько дней. Спецкор газеты ВЗГЛЯД побывал в Хакасии, засвидетельствовав особенности местной жизни и оценив дальнейшие перспективы Виктора Зимина. «Первый Кандидат Кандидатович», «Второй Кандидат Кандидатович»... И так до Четвертого, с теми же именем-отчеством. На календаре 9 сентября, на часах – половина десятого утра. Образец составления бюллетеня, размещенный в избирательном участке №217 – аал (село) Катанов, Аскизский район Республики Хакасия – не привлекает особого внимания. Равно как и портреты «Кандидатовичей» – пока еще действительно четверых: компанию нынешнему главе республики Виктору Зимину и Валентину Коновалову из республиканского КПРФ составляют претенденты от Партии Роста и «эсеров». Люди голосуют, особо не задерживаясь в кабинках. И довольно активно. Правда, в основном к урнам подходят пожилые. – Молодежь еще отдыхает, спит, – объясняет Ирина Монгуш, председатель комиссии. – А многие на вахте. Учителя наши едут в Туруханский край. Медики – на Колыме. - Салехард, Дудинка, Норильск, Камчатка, -  дополняет кто-то из комиссии географию катановской трудовой миграции. Люди голосуют, особо не задерживаясь в кабинках. И довольно активно. Правда, в основном к урнам подходят пожилые (фото:Юрий Васильев) - Разные причины для отъезда на работу, - говорит Ирина. – У кого-то дети учатся, надо помогать. Школа у нас большая, хорошая, там 170 ребят – в каких селах найдете такое... А кто-то по специальности работу найти не может – ни здесь, ни вокруг. Участок на 573 избирателя – Катанов и окрестности, включая станцию Камышта. Место для республики знаковое, поскольку в Катанове провел свои школьные годы Виктор Зимин: «Жаль, что утром не приехали, тут сразу двое одноклассников Виктора Михайловича проголосовали». До новостей о том, что Валентин Коновалов, 1987 г.р., по итогам первого тура обгоняет Зимина на 12 процентов, остается чуть более суток. Без ошибок и огрехов – С одной лунки семилитровое ведро, - говорит Елена Барашкова, доставая ключи из безразмерной фуфайки. Елена Васильевна – только что «с картошки, собственной». В Таштыпском районе, как и повсюду по Хакасии, идет уборка – на приусадебных участках и в полях, где у жителей села Таштып и его окрестностей разместились наделы. Урожай хорош. – Можете заходить, только я сейчас сигнализацию выключу – приглашает Елена Барашкова, директор Таштыпского краеведческого музея. Музей невелик, но симпатичен. Разумеется, история казачества: Таштыпу нынче – 250 лет, основан как станица и форпост. Конечно, детские рисунки: «Белка, белка, ты куда? У меня сейчас страда. Нужно мне набрать орехов без ошибок и огрехов». Но больше всего – копий картин: «Запорожцы пишут письмо...», «Неравный брак», «Иван Грозный и сын его Иван», «Боярыня Морозова»... - А вот «Последний день Помпеи» только маленький остался, – сообщает депутат Таштыпского райсовета Александр Исаков. В данном случае – руководитель мастерской «Сибирские узоры», объединившей полтора десятка местных мастеров по дереву. Почти все представленные в таштыпском музее картины – не написаны, а вырезаны: четко, любовно, в объеме. За что, собственно, и попали в программу, курируемую Эрмитажем – называется «Прошлое на кончиках пальцев»: помощь слабовидящим, которые учатся понимать искусство в художественных школах Питера. Портрет Михаила Пиотровского – здесь же, в той же технике; второй, говорит Александр Вадимович, подарен самому директору Эрмитажа. - Видел красоту? Поехали в пекарню, - приглашает Исаков. Хлеб как форма самоуправления Пекарня в Таштыпе года два назад привлекла внимание федеральных СМИ. Не только и не столько качеством хлеба – около двух тысяч «кирпичей» в день, закваска стоит более полутора суток, - сколько введенной Александром Исаковым практикой магазинов без продавца. Всего их – и здесь, и в других селах – пять. Один из них как раз при пекарне – пара десятков буханок белого под печатной «Инструкцией»: «Деньги – 23 рубля за булку – необходимо опустить в стеклянную кассу. Касса сдачи не дает. Ведется круглосуточная видеозапись. Продукция в долг отпускается только по личному разрешению». Далее – мобильный Александра Вадимовича. Как правило, разрешает. - Воровали всего пару раз, - отвечает Исаков на логичный вопрос (фото:Юрий Васильев)  - Воровали всего пару раз, - отвечает Исаков на логичный вопрос. - После уговоров, отказа заплатить и подачи флешки в суд – тысяча рублей штрафа плюс позор – воровство прекратилось. Свои магазины Александр Исаков считает «чем-то вроде самоуправления», которого – по его мнению – в республике не хватает. Высшей его формой таштыпский бизнесмен полагает сход. На земле – так уж точно: - Выступает глава района. Вместо полутора часов - три минуты. Нарисовал кружочек: «В прошлом году у нас было шесть миллионов». Нарисовал стрелочки: «Деньги пошли столько-то – туда, столько-то – сюда и еще столько вот здесь». Нарисовал второй кружочек: «В следующем году мы получим пять миллионов. Предлагается потратить на» – и опять стрелочки – «это, это и вот это». Все остальное время пусть люди обсуждают, а потом голосуют. И вот по утвержденному – спрашивают. Таким же сходом раз в квартал. В силе схода Исаков убедился на собственном примере. Когда в магазине села Сиры на его хлеб – в магазине с продавцом - стали накручивать по девять рублей на буханку, пошли жалобы от жителей. Почти сорок процентов сверху – круто и для горожан, а для села тем паче. – Собрали сход – вспоминает Исаков. – Двадцать пять человек. Вежливо, почти без мата все обсудили, написали резолюцию, вручили продавцу: от отпускной цены – не больше двух рублей сверху. Так и вышло. Вышло не только там, где собрались и решили. Не дожидаясь сходов, цены на хлеб от Исакова снизили и в селе Верхние Сиры. И даже в Матуре – где магазинов побольше: четыре в селе, два около. - А так власть не проводит ни одного схода. Вообще, – констатирует Александр Вадимович. – Я всему районному начальству, какое бы на должности ни приходило, говорю: «Собери людей, руку им на пульс положи, сам на задницу сядь и слушай – пусть люди беседуют». А если нет процесса сопереживания между властью и народом – толку не будет. Неведение пойдет, сомневаться люди будут, а сколько же он натырил, даже если по-честному все. И сжуют, в конце-то концов. Реклама как зеркало реальности У плотины Саяно-Шушенской ГЭС – десятки автомобилей: плотина всегда была всероссийской достопримечательностью, ею и остается. На набережной Енисея идет отсыпка. Щебень – натуральный мрамор. Здешний, с Саянских гор. Кому расточительность, кому - наследие советских и последующих времен, когда для разработки карьеров мрамор просто взрывали. Отсюда – микротрещины. И, соответственно, некондиция по меркам серьезных международных покупателей. Щадящую разработку – расчищая почву, тщательно выпиливая прямоугольные глыбы, иногда прямо из горы – здесь внедрили не настолько давно и не настолько масштабно, чтобы втиснуться на уже существующие рынки. Было бы заманчиво использовать мрамор и динамит для описания всей ситуации в Хакасии. Здесь, однако, все и всегда происходило гораздо тише и скромнее. Локальнее, одним словом – со всеми минусами и плюсами, из этого исходящими. «Цены на мясо ниже там, где мяса много», – сообщает рекламный плакат километрах в двадцати от Абакана, если ехать в сторону Тывы. Постоянный свободный выпас в степях – вплоть до Долины Царей, где находятся древние курганы и просто старые могилы: круг из камней, чем круг шире – тем важнее был человек. Свиньи, козы, овцы и коровы пасутся и на бывших родовых кладбищах с такими же кругами: святотатством не считается, а перед сибирской зимой надо наесться вволю. Выпас такой – наиболее дешевый корм, отсюда и «много». Реклама не врет: мяса тут навалом и по низким ценам. Как и пива, не уступающего ни чешским, ни германским образцам. До того, как перед вторым туром немногие абаканские гостиницы заполнили люди в костюмах, в холлах было не пройти от более привычных гостей Хакасии – людей в камуфляже. Не силовики: туризм, рыбалка, в сезон – отличная охота. Полноценная, хоть и своеобразная по регулированию отрасль республиканского хозяйства. Реклама вообще не врет – когда просто смотришь, что, где и в каких количествах рекламируется. Огромные плакаты «Империя обоев» - прямая корреляция с многочисленными новостройками Абакана: центр – в «коробках» и кранах, и работы явно идут. «Кровля, шифер», «Кирпич», «Продам булыгу» - из той же серии: значит, строятся не только в региональной столице. Однако «Займы под залог» и тем более «Перезалог на льготных условиях» бросаются в глаза куда чаще. Как и разнообразные предложения обналичить материнский капитал – в количестве, характерном разве что для Дагестана до нынешней большой чистки. Это значит, что денег у людей – в массе своей – нет. Стало быть, нет в нужном количестве и работы – не только в родовом селе Виктора Зимина. Остается вопрос: насколько хорошо все это видели в федеральном центре? С одной стороны, можно проследить, сколько раз упоминалась Хакасия в федеральных СМИ за эти полторы недели – и хотя бы за полтора предшествовавших года. Результат, скорее всего, будет впечатляющим. С другой же стороны – говорить о том, что Москва не обращала внимания на ситуацию (а таких заявлений в Абакане и окрестностях можно услышать много), по меньшей мере несправедливо. Обращала и обращает. И дело не только в деньгах на конкретные объекты, поверх обычных трансфертов. Кроме прочего – на школы, дома культуры, музейный комплекс (работает с прибылью: все хотят посмотреть на тысячелетние мегалиты) и перинатальный центр, сходу уменьшивший детскую смертность в два с половиной раза. Есть и другое внимание федерального центра. В нынешних условиях – даже более полезное. Хоть и куда менее приятное. Все бумаги на стол «Инструмент очень тонкий, к регионам в полной мере не применялся», - говорил в январе нынешнего года Роман Артюхин, глава Федерального казначейства РФ. Речь шла о дальнейших методах работы центра с двумя субъектами - Костромской областью и Хакасией. Регионами, где долг существенно превысил годовые бюджеты. «Временная финансовая администрация», «казначейское сопровождение», «перевод на полное кассовое обслуживание в уполномоченный федеральный орган»... Названий у тонкого инструмента много, а суть одна: внешнее управление. Это значит, что с нынешнего января каждая скрепка, которую в Хакасии собрались закупить на бюджетные деньги, визируется у федеральных казначеев. Реально: скрепки. Не говоря о чем-то более серьезном, вроде повышения зарплат бюджетникам. И по первому свистку из Москвы вся республиканская бухгалтерия – постатейно и с детализацией – ложится на стол ревизорам. Помимо прочего – на предмет поисков скрытой кредиторской задолженности и других маленьких хитростей дотационного счетоводства. Жесткая финансовая диета результаты дала: к 1 сентября долг республики снизился до 22.75 млрд. рублей – при 24.65 в начале года. И дополнительных удавок – в виде коммерческих кредитов, под коммерческие же проценты – в республиканских обязательствах не просматривается; уже хорошо. Так что здесь все, что можно сделать за девять месяцев – сделано было. И делаться будет, потому что внешнее управление хакасскими финансами не отменял никто. И вряд ли отменят в ближайшее время – при любом исходе выборов. «Всерьез разговаривать надо» - Ход интересный, - оценивает Александр Исаков. По телевизору – выступление Виктора Зимина. Предлагается политическая реформа: разделить две должности, которые Виктор Михайлович занимает последние без малого десять лет – главы республики и председателя регионального правительства. Себе Зимин планирует оставить представительство и лоббирование интересов Хакасии перед Москвой. А хозяйственные решения и внутреннюю политику – отдать республиканскому премьеру. Кандидатура не названа, зато обозначен желаемый ориентир – молодой  управленец, похожий  на Антона Алиханова, главу Калининградской области. Который до того – совпадение – был руководителем именно что регионального правительства. Готовится ли трансфер власти «по-хакасски»; собирается ли Виктор Зимин в случае успеха покинуть свой пост досрочно, разумеется, пока не знает никто. В том числе и Александр Исаков. Хотя большой хакасской политике он отнюдь не чужд. Заседал три созыва подряд в Верховном Совете республики, прошлый созыв пропустил и решил вернуться в региональный парламент. На кампанию потратил сто тысяч рублей – листовки и плакаты с лозунгом «Выбранная власть – временные слуги народа». Ни штаба, ни помощников – впрочем, как и всегда в случае с Исаковым-политиком. Временным слугой в этот раз он не стал: пришел третьим. На результат не жалуется – говорит, что все правильно, и что организацией процесса, в отличие от прежних времен, следует заниматься всерьез. - И с людьми разговаривать всерьез, - подчеркивает Александр Исаков. – На всех уровнях, не только на сельском, районном. Тогда всем легче будет. И яснее. Теги:  региональная политика, региональные выборы, Хакасия, специальный репортаж http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421789-politika-kakim-mozhet-byt-transfer-vlasti-po-hakasski Fri, 21 2018 15:57:26 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3421789-politika-kakim-mozhet-byt-transfer-vlasti-po-hakasski В СП предложили выделять деньги на новые стройки после завершения старых В Счетной палате предложили российским регионам выделять деньги на новые стройки после завершения старых – Москва 24 http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3420075-v-sp-predlozhili-vydelyat-dengi-na-novye-strojki-posle-zaver Fri, 21 2018 07:04:00 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3420075-v-sp-predlozhili-vydelyat-dengi-na-novye-strojki-posle-zaver Мнения: Наш русский Колумб – Фаддей Беллинсгаузен «Я родился среди моря; как рыба не может жить без воды, так и я не могу жить без моря», – говорил о себе русский адмирал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен. На свет он появился на острове Эзель (ныне Сааремаа) 240 лет назад, 20 (9) сентября 1778 года, и получил при рождении имя Фабиан Готтлиб Таддеус. Фаддеем остзейский немец фон Беллинсгаузен станет в 10 лет, когда его отдадут учиться в Морской корпус в Кронштадте; тогда же понемногу начнет складываться история русского мореплавателя Беллинсгаузена, которому суждено будет встать в один ряд с Колумбом, Магелланом и капитаном Куком. Россия рубежа XVIII–XIX столетий – страна больших дел. Найдется в ней дело и Беллинсгаузену: увлеченному наукой кадету; талантливому молодому мичману; а после и участнику кругосветной экспедиции Крузенштерна на корабле «Надежда». Почти все карты в «Атласе к путешествию вокруг света капитана Крузенштерна» составлены Беллинсгаузеном. «Наш флот, конечно, богат предприимчивыми и искусными офицерами, однако из всех оных, коих я знаю, не может никто, кроме Головнина, сравняться с Беллинсгаузеном», – писал Крузенштерн о своем подчиненном. «Сочинить карту, – говорил сам Беллинсгаузен, – можно в Департаменте, но утверждать, доказать верность оной, не иначе как можно только опытами». Это стремление проверить любое знание опытом, убедиться, что оно соответствует истинному положению вещей, останется с Беллинсгаузеном навсегда. В Антарктической экспедиции 1819–1821 гг. он будет методично сверять с собственными исследованиями карты, составленные предшественниками – и вносить в карты необходимые изменения. Так, он выяснит, что остров Гранде, нанесенный на карту французским исследователем Ла-Рошем, находится совсем не на той широте; а Сандвичева Земля, открытая Джеймсом Куком, на самом деле представляет собой целый архипелаг – благодаря Беллинсгаузену на картах появятся Южные Сандвичевы острова. «Покажите вы, – устами немца, долго жившего в России, заметил Достоевский, – русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до тех пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленною». У классика речь, безусловно, о самомнении и недостатке знаний; но бывает ведь и так, что русские школьники учатся всерьез – и получают право исправлять карту. И наносить на нее новые земли, которым впервые дают имена: Кутузова, Раевского, Ермолова, Барклая де Толли, Петра I и Александра – и своих товарищей по экспедиции. «Восток» и «Мирный» трижды пересекут Южный Полярный круг, потом Беллинсгаузен вынужден будет из-за суровых условий отступить к Австралии, но вернется, обойдет вновь открытый континент по кругу и все-таки увидит берег Антарктиды – до которого, как утверждал ранее капитан Кук, невозможно добраться из-за плавучих льдов. Михаил Лазарев, тогда еще лейтенант, командовавший шлюпом «Мирный», писал, что капитан второго ранга Беллинсгаузен склонен рисковать: маневрирует между ледяными полями большими ходами – из одного опасения застрять во льдах с приходом весны, уточнял командующий экспедицией. «Вы пройдете обширные моря, множество островов, различные земли; разнообразность природы в различных местах, натурально, обратит на себя любопытство ваше. Старайтесь записывать все, дабы сообщить будущим читателям путешествия вашего», – писал в инструкции для первой русской Антарктической экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева морской министр маркиз де Траверсе. Беллинсгаузен записывал. Не только сухие сведения, но и, к примеру, свои соображения о природе образования коралловых островов и скоплениях водорослей в Саргассовом море – тут он решился спорить с самим Гумбольдтом и оказался прав. Записки Беллинсгаузена «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжении 1819, 20 и 21 годов» опубликуют только через 10 лет после окончания экспедиции. «Издание описания его путешествия принесет честь нашим мореплавателям, а неиздание подаст причину к заключению, будто они предписанного не исполнили», – писал в прошении на имя императора председатель Ученого Комитета Главного Морского Штаба Голенищев-Кутузов. И, разумеется, речь шла об утверждении российского приоритета в открытии Антарктиды, который уже тогда пытались оспорить мореплаватели иностранные. В том, что именно Россия, самая молодая из тогдашних морских держав, закрывает историю по-настоящему великих географических открытий, есть нечто символическое. «Полнейшие познания о земном шаре», ради которых снаряжалась экспедиция 1819–1821 гг., отныне будут лишь уточняться, умелый картограф Беллинсгаузен обозначит контуры последнего материка, и на земле не останется великой неизвестности. За ней выйдут в новое плавание те, кого мы зовем «космонавтами» – неслучайно в этом слове так отчетлив корень nauta: «мореход, мореплаватель». Что России XIX века земли на другой стороне земного шара? Что Антарктида уроженцу маленького острова в Балтийском море? Как рыба не может без воды, так человек не может без стремления узнать, увидеть и дать имя всему в мире. После смерти военного губернатора Кронштадта, заслуженного адмирала Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена среди записей на его рабочем столе нашлась и такая: «Кронштадт надо обсадить такими деревьями, которые цвели бы прежде, чем флот пойдет в море, дабы на долю матроса досталась частица летнего древесного запаха». Ведь ни одно плавание не имеет смысла, если нет земли, к которой хочется вернуться. Теги:  открытия, история России, география, карты http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418344-mneniya-nash-russkij-kolumb-faddej-bellinsgauzen Thu, 20 2018 16:11:09 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418344-mneniya-nash-russkij-kolumb-faddej-bellinsgauzen БДТ привез в Казахстан два знаковых спектакля В Алматы в рамках российской программы "Большие гастроли" проходят гастроли Большого драматического театра имени Товстоногова (Санкт-Петербург). На протяжении четырех вечеров один из старейших театров России, который в этом сезоне отметит свое 100-летие, на сцене Государственного академического русского театра драмы имени Лермонтова представит два спектакля – "Эрендира" режиссера Федора Лаврова (18 и 19 сентября) и премьеру "Эдип в Колоне" режиссера Андрея Кончаловского (20 и 21 сентября). http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418311-bdt-privez-v-kazahstan-dva-znakovyh-spektaklya Thu, 20 2018 15:30:00 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418311-bdt-privez-v-kazahstan-dva-znakovyh-spektaklya От псалма к псалму. В Москве стартовал национальный музыкальный проект 19 сентября в концертном зале одного из старейших образовательных учреждений столицы – детской музыкальной школе им. С.И. Танеева – в рамках уникального проекта «Песнь всех поколений: XII Священных Псалмов» записан Псалом № 90. http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418102-ot-psalma-k-psalmu-v-moskve-startoval-nacionalnyj-muzykalnyj Thu, 20 2018 15:00:00 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3418102-ot-psalma-k-psalmu-v-moskve-startoval-nacionalnyj-muzykalnyj Немец нашел золотой клад в старом шкафу и отдал все властям Житель города Бремен купил старый кухонный шкаф и нашел в нем золото, спрятанное прежним владельцем. Три слитка лежали в конверте у задней стенки одного из ящиков. Их суммарный вес составлял 2,5 килограмма. Стоимость такого количества драгоценного металла оценивается в 83,5 тысячи евро (около 6,6 миллиона рублей). http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3417609-nemec-nashel-zolotoj-klad-v-starom-shkafu-i-otdal-vse-vlasty Thu, 20 2018 13:06:00 GMT http://staraya-kupavna.inetia.ru/news/3417609-nemec-nashel-zolotoj-klad-v-starom-shkafu-i-otdal-vse-vlasty